Официальный сайт КЛУБА ГЕНИЕВ

Лозунги

Гений это не цель и не средство а гений.

ЗАКОН ПРИРОДЫ НОМЕР СЕМЬ PDF Печать E-mail
Автор: admin   
22.03.2007 15:05
ЗАКОН ПРИРОДЫ НОМЕР СЕМЬ
      
      
       Рассказ совместного производства КЛХЛ.
       Лит. экипаж: Д.Лукаш (сюжет, инициатива), Вася Скагеррак (редактирование), А. Принц (не слишком-то ответственный (по возрасту) литературный штурман, его штурманское кредо: "Африка большая, мимо не пролетишь.") и Петька Макаров ("Петька Мрак", контр-инициатива).
      Вариант Димитрия Лукаша.
      
       "В угоду собственной гордыне,
       И ради славы..."
       Елена Яркая.
      
       *
       Каждый человек распоряжается своими медяками в соответствии со своей испорченностью. Один мой знакомый складывал мелочь на полку в кучу, так что на ней образовалась железная гора, со своими лавинами и монетопадами; другой выкладывал геометрические фигуры; третий ссыпал в банку; иные мастерили из неё всякие поделки - кто во что горазд. Я же, не мудрствуя лукаво, раздавал её нищим. По поверью, это приносит счастье и удачу. Люди, которые получали от меня монетки, молвили за меня словечко Господу, а словечко такого человека что-нибудь да значит, в общем выгодное дельце, думал я. Так что можно представить моё огорчение, когда какая-то нищенка запустила мне в спину моими монетками с криком: - Да ПОДАВИСЬ ты своим дерьмом!!!
       *
       Говорят, деньги на дороге не валяются. Вокруг неё валялись, я был не первый. Это было не то, что я ожидал, осталось ощущение как будто бы меня по-крупному надули, но только непонятно кто. Обескураженный, я утратил бдительность и стал подозрителен.
       *
       - Похоже что совсем не стало власти... - неосторожно я горестно скорбел в печали. Власть появилась незамедлительно.
       - Ваши документики! - изо всех сил стараясь быть вежливым, мне предложил свою любовь и дружбу мент. Раньше меня останавливали только за компанию, когда я шёл с моим другом-татарином. Виной тому было неосознанно хитрое выражение у него на лице, ну… или харя всё-таки не русская. Я же имею вид национально-приемлемый, потёрто-интеллигентный: рюкзак, в очках, и малость не от мира.
       *
       - Что у вас тут нищие мелочью кидаются? - попытался я отвлечь внимание власти от моей липовой московской регистрации. Прием сработал. Власть шуток не понимает, но иногда ведётся. Заметив, что паспорт выдан мне в Москве, блюститель потерял ко мне и интерес.
       - Будет она твои копейки брать, - сказал он, возвращая паспорт, - когда ей золотом отсыпали.
       - Как - золотом? - опешил я. Но ему было уже не до меня, он сделал жест мне "не мути пространство" - и я немедля испарился. Однако меня разобрало любопытство, подняв старые газетные подшивки, порасспросив торговок, и покопавшись в словаре советских иностранных слов, я узнал, что некий человек нашёл клад золота.
       *
_________________

Рассказ торговок.

       Вообще-то, искал он библиотеку Ивана Грозного, но наткнулся на золото, что тоже вроде бы неплохо. От радости (сказали мне торговки), он, ясен перец, что ушел в запой, во время которого творил всяческие безумства и непотребства: в театре посетил балет; летал над городом и рассыпал везде цветы и звезды; а далее совсем с цепи сорвался и предпринял "раздачу золота в Китае" богачам и нищим, в таких значительных размерах, что подорвал экономику и развалил финансы. Тут Дума умная законодательно запретила подачу золота бомжам и нищим ("а то рука бойцов грести устала и морда начала лосниться как у откормленной свиньи" - сказали мне торговки). Теперь подавать разрешалось не более пяти копеек имеющим московскую прописку нищим и семь копеек нищенкам (+ 2 копейки на трусы). Большие суммы разрешалось подавать только лицам имеющим годовой доход не меньше миллиона долларов в рублях. Для контроля всем нищим выдали из церкви прекрасные стационарные чешские паровые кассы и возле каждого поставили финансового контролера из числа высокооплачиваемых чиновников (и дым столбом от ихних касс, и статус кво восстановился, но поздно, нищие уж развратились - припомнив нищенку, сам догадался я).
       А кончил тем, что стал виновником пожара в партархиве, куда его, приняв за Ленина, пустили (газеты прямо так и написали: его как Ленина пустили, а он архив сжёг).
       За то и это (за балет - особо), посадили нашего героя в Ивдельлаг, где из газеты, которой зэки протирали револьверы (им револьверы делал снова он - ведь тяжело на зоне без нагана), узнал, что в этом партархиве хранилась скрытно от народа библиотека Грозного, которая погибла при пожаре, так как все кинулись спасать тираж подарочного издания любовной переписки Маркса с Энгельсом, а про библиотеку Грозного и думать позабыли.
       От горя он сошёл с ума, - сказали мне торговки – умер.
       Газеты подтвердили: эмигрировал в Израиль.
       *
       Словарь был несколько полнее:
       Когда он вышел из тюрьмы, соорудил кибитку в Бирюлеве, и в ней сидит и перекладывает черепицу, то трет ее сапожной щеткой, то ветошкой какой-то протирает, то в пальцы, сомкнутые лупой, разглядывает, будто понимает. Ну, сумасшедший - что возьмешь.
       *
       Всю эту историю я нашёл настолько забавной, что решил написать на эту тему фельетон, и высмеять беспочвенных мечтателей, непризнанных изобретателей, и самопальных доморощенных мыслителей, как вдруг - вообразите моё разочарование - натыкаюсь в каком-то малоизвестном ироническо-юмористическом журнале на совершенно идентичное произведение:
       __________________
      
      "От гениев только слезы." Автор Рентген-просветитель.
       *
       Обычный гений (которых пруд пруди), хотел найти библиотеку Ивана Грозного. Он стал думать, пригляделся и решил: надо копать. Но где? Копать где ни попадя возбраняет совесть, наказывает власть и запрещает старший по подъезду. Остаётся копать под собственной кроватью. Что он и делал, да так усердно, что выкопал почти что целый ров. Люди над ним смеялись, крутили пальцем у виска, пытались объяснить, наставить, но все при этом почему-то сильно раздражались, переживали словно как за своего и кляли его глупую судьбу. Ведь тяжело быть дураком, хоть ты и гений! А люди-то у нас отзывчивые - всегда готовы подсказать кто ты на самом деле, их и просить не надо. Если ты болен, тебя надо лечить пилюлями, а если пилюли не помогают, то кулаком. Ему уже устали говорить, примеривались бить, а он возьми да и найди кусочек золота размером с голову осла.
       *
       "На что мне золото, - подумал гений, - его ведь сколько не имей, библиотеку Грозного не сыщешь. А то ее нашел бы Ротшильд. Уж у него-то золота навалом." - и роздал золото на коньячок с икоркой нищим.
       - Э! - закричали все, - Алло! Так значит что, копая под своей кроватью, можно обресть такой кусище золота?!
       И стали все копать где ни попало, невзирая ни на общественные, ни на охраняемые ЮНЕСКО, места и памятники. Были жертвы. Один погиб под Мавзолеем, двоих Василием Блаженным придавило, под памятником мужику на лошади погиб последний наш десантный батальон - копали не взирая на людей и на погоду, куда подлезут, лишь бы под кроватью.
       Раз уж дурак нашел, - так думал каждый - я всемеро найду!
       И каждый рыл чем мог: кто роторным карьерным мастодонтом вгрызался в грунт; кто двухковшовый экскаватор по случаю приобретал; кто специальной механической лопаткой для добывания запрятанных сокровищ, размером с дом; кто ложкой от еврейского сервиза; кто просто так сидел и матерился; а кто-то рвал земную плоть зубами. Один (так, частное лицо) привел дивизию солдат, пообещав им дембель на день раньше, и полетели комья до Луны - о, как они копали! - загляденье!
       Короче все копали. И даже дождевые черви, которые не имеют ни счета в банке, ни пластиковой карты, ни карманов, и те буравили земную твердь насквозь (хотя на что надеялись - не знаю). Перелопатили что можно, но денег не нашли - нашли ненужные безделки: смысл жизни, монополь Дирака, обломки от инопланетных тел (на коих кто-то написал, по-марсиански, но понятно: "здесь больше не ищи, а то найдешь!!!" - и подписался: "прапорщик Удодов"), якутские алмазы всяко-разно, Царицу Истин, карту Флинта и прочей рухляди беду и прорву, а золота - ни на копейку!
       - Ну почему, блин, только дуракам везёт. - сердились люди (они бы золотом не так распорядились!), и им хотелось дать кому-то на орехи. Но этого "кого" не находилось, так что и близкие не убереглись. И над землёй поднялся плач и стон. Потом, раскаявшись и помирившись, продали экскаватор, выпили и потащили все находки на помойку, ругая гения смутившего им жизнь (у них в квартире места-то не так-то много, чтобы фуфло держать).
       *
       "Ах, неужели я один такой везучий?" - страдал и мучался сомнениями гений - "Пойду-ка, посмотрю, а что другим попалось." - с такими мыслями пошёл он на помойку, стал рыться там в отбросах и пыли, ну и нашёл самоцветы, жемчуга, сапфир, алмазы, изумруды, библиотеку Грозного и способ добывать энергию из ничего. Ну, отдал людям все (библиотеки кроме, прохиндей!) - и бежать. Короче - дураку удача.
       *
       Библиотеку гений притащил домой. Читал запоем, а если уставали глаза все время разбирать неровный нервный почерк, то он для отдыха и увеселения души почитывал конечно классику марксизма-ленинизма, или лежал и думал: "Люди не позволяют себе совершать открытия. Зачем-то нужно чтобы было так. Способность совершать открытия чем-то им мешает, поэтому они ее и отвергают. Наверно это базовый закон природы, к примеру, назовем его "Законом номер семь." Ага."
       *
       Пока он предавался размышлениям и придумывал законы, библиотеку у него изъяли, так как это всенародное достояние, и каждому принадлежит. А чтобы она не попала в руки нечистоплотных врагов истории или противников цивилизации, ее поместили в спецархив и заперли на ключ, а ключ конечно потеряли, но к спецархиву все равно никого не подпускали (ведь там такие ценности хранятся). Архив (написано в газетах) сгорел во время ливня: канализация залила подвал, замкнув проводку, пока пожарные искали зонтики, начался матч, потом машину чистить было неохота, потом все вместе кошку с дерева снимали, они ее как снимут, собаки тут как тут, со всей округи, рычат, облаялись, она на дерево и начинай сначала. А кошка важная - она Аглаи-тётки кошка - возились до тех пор, пока не догадались спилить деревья все в округе – в итоге семь убитых, сорок раненных, сто двадцать пленных, без вести пропавших, и 92 медали + орден (главному начальству). Приехали в архив лишь на шестые сутки, так, головешки попинать, полюбоваться библиотекой Шнеерзона (она одна и не сгорела, ибо - Чудо) и протокол составить. Впрочем, некоторые лживые языки утверждали совершенно мистические вещи: будто бы вспыхнули внезапно синим пламенем те документы, которые могли пролить свет на русскую политику времен Юстиниана, секретные у нас и до сих пор. Вот тебе, бабушка, и пролили свет. Словом, библиотека погибла, хотя некоторые подонки потом зачем-то утверждали, что видели (и продавали) не только книги, но и страницы, строчки, буквы, запятые, на аукционе в Сотби разным дуракам, ну и потом в коллекциях богатых богатеев они встречаются теперь - оправленные в золото стоят в сервантах - возможно это правда, да только кто же их услышит, тех подонков. Чтобы тебя услышали то надо все по телевизору сказать - а в телевизоры теперь подонков не пускают. Слава Богу.
       *
       А вскоре стало вообще не до того. На основе найденного им на помойке способа добывания энергии из ничего была придумана такая бомба, хуже не бывает. "Бомба Неопределённой Мощности" - назвали. Собственно, на данном этапе эволюции из источника энергии из ничего чего-нибудь полезного и не сделаешь, только такую бомбу. Конструкция у ней простая: внутри – ничего нет. И, главное, как повезет ударит: может как воздушный шарик лопнуть, слегка повеяв ветерком, со стула сбросить, выбить зуб, а может город испарить, смять континенты, опрокинуть землю, и видимую часть Вселенной уничтожить (невидимую может тоже). Когда взорвется - тоже неизвестно, нажал и жди: вчера, сегодня, завтра, в другом столетье - но взорвется точно, осечек эта бомба не дает. И где бабахнет тоже непонятно: здесь бросишь, а взорвётся там. За тридевять земель забросишь - ну чтобы в смысле от себя подальше - она взорвется здесь! Тебя же самого и разнесет, и время выберет как раз когда ты занят. Такое страшное оружие, что убегай. Конечно, пользоваться им нельзя, зато пугать удобно.
       И всё бы хорошо, да не прошло и года, как только самый разве что ленивый террорист не прятал у себя в штанах такую бомбу (на рынках продавалась, где кастрюли). Автобусные зайцы и те с такой ходили, так - на всякий случай. Терять им нечего - ведь зайцы. Стоит такая дамочка, билета не берёт, а у нее под юбкой бомба. Потрогал, бац! - и нету полвселенной.
       *
       А автор этого изобретения продолжал сидеть в своем вагончике, пить портвейн с участковым и ругать всех за тупость, глупость, жадность и непатриотизм (дело в том что нобелевский комитет премии дает только ученым, а с гениев - наоборот - берет нобелевский штраф за разрушение научных истин и вообще за беспардонность, в размере семи в степени семьдесят семь отнять семьсот семь с половиной нобелевских премий, (сначала предложили убивать, но победила жадность). Гений, однако, выплаты задерживал, а от участкового отмазывался розовым портвейном - вот он к нему и зачастил. Участковый пил, курил, поддакивал, однако, куда следует, сообщал...
       *
       Так что в скором времени оказался гений в местах не столь и отдалённых - статей ему конечно настрогали: за непочтение родителей, за появление в суде в нетрезвом виде, за разговоры не по чину и за воровство, так как один ученый академик сказал, что это он, с академиком Поповым (изобретателем радио), сам лично изобрёл Бомбу и депонировал ее пока что на помойке (желая сделать к празднику подарок, себе и своему правительству, которое любил), откуда способ был наверно гением похищен (не мог же он его придумать, раз это и у академика не получилось), и продан им агентам мировой антанты, за деньги и из ненависти к трудовому люду, в лице двух этих академиков, конечно.
       И к жалобе приложен был рецепт изготовления бомбы (известный даже первоклашке), но изложенный таким научным языком, что всем шпионам стало худо, но только академик путал там "насрал" и "интеграл" - наверно сильно волновался.
       *
       Его конечно осудили навсегда, навечно.
       Однако из тюрьмы его прогнали, так как он снял с тюремного сортира, построенного при шумеро-ассирийцах, всю прохудившуюся черепицу, накрыл его хрустальным сводом и украсил свод бесчисленными золотыми куполами.
       "Здесь вам не храм!" - орало на него тюремное начальство, выпихивая силой за ворота. Но он никак не уходил, пока ему не возвратили черепицу от сортирной крыши.
       Начальство было этим недовольно, однако же сортир оставили как есть, и провели по документам, как "сортир с хрустальным сводом для наблюдения небесных явлений в свободное от основных занятий время".
       *
       Вот так он снова оказался в Бирюлево, с вагоном битой черепицы. Домой его, конечно, не пустили, но он себе местечко за оврагом присмотрел, построил там себе кибитку и в ней сидит лелея черепицу.
       Эта картина никого не раздражает, все сразу же становятся серьёзными, идут за угол и вызывают скорую психиатрическую помощь, а потому что видят: он опасен. Врачи-психиатры обследуют его, качая головами - да, полечить его бы надо, но ведь лекарства денег стоят, ну его и выпускают. А через пару дней опять привозят, народ сознательный и бдит как велено - а подозрительного к ногтю! Везут, стараются, расходуют бензин и время, а там глядишь, он вновь гуляет без надзора. Через некоторое время санитарам это надоело, и они сказали гению, что если к ним его еще раз привезут, они ему на голову наденут унитаз и будут бить пока не посинеет, чем доказали что психиатрия лженаука, а гению приходится платить за каждый вызов деньги, чтобы откупиться от предназначенного ими наказанья.
       *
       Гений уже никого не удивляет своими странностями, всё к нему привыкли и, проходя мимо него, сочувственно улыбаются и делают весёлый знак, как будто набирают пальцем номер телефона и гений сразу же бежит и платит. Но штуки с черепками не бросает, он упорный. А всё потому, что наученный всем прежним опытом общения с властями, он не рассказывает им про библиотеку Ашурбанипала.
      _______________
     
Рассказ очевидца.
       *
       Я был поражён рассказом и решил во что бы то ни стало узнать адрес этого легендарного человека. Увидеть живого гения - во все времена было редкостью.
       *
       И вот, стою у обшарпанного вагончика на краю какого-то пустыря. Позади долгая переписка, полная унижений, настойчивости, шантажа с применением всего арсенала ненависти посредством выдержек из писем интернет-писателя Шприца Балуева. (Подборка его писем лежит у меня как раз на этот случай - чтобы не тратить душу на скандал. Против Ш.Б. я ничего не имею, хотя и стало модно его ругать, уничтожая как писателя и возвышая тем себя, но я об этом говорить не буду. Просто, нравятся мне его письма.)
       *
       Гений оказался непрезентабельным пузатеньким человечком, а пузо - гений объяснил - от плохой еды, а не избытка. Седая щетина на отекших щеках, близорукие глаза за стеклами очков, зубов почти и нет, торчат гнилые пеньки. На двери висела одинокая гардина с написанными на ней стихами пхунволь по-китайски, и я их с удовольствием прочел. Вот эти стихи:
      
       Закон природы номер семь:
      
       В угоду собственной гордыне,
       И ради славы,
       Задача гения доныне,
       всегда быть правым!
      
       Неоспоримым аргументом
       Он канет в Лету,
       Несокрушимым монументом
       Врастет в планету.
      
       Зато другие между прочим
       Дела итожат,
       Быть гениальными не хочут,
       (или не можут?).
      
       Автором этих стихов, как я знал, была Елена Яркая.
       *
       Работает он сторожем на складе гробов, но денег не хватает, на интернет приходится вот собирать бутылки, а в смысле "что поесть" не брезгует банкетом прямиком с помойки - голод не та тётка, которая стоит за плечами каменотесов, ткачей. А это все народ организованный в профсоюз, что же о гениях - они без профсоюза. Вообще-то, у него есть квартира, а в том заброшенном вагончике он держит библиотеку Ашшурбанипала из соображения не отрывать ее таблички от земли. Таблички и действительно похожи на черепицу, если не знать, что все они покрыты клинописью - то сам не догадаешься никак! Да их и не прочитаешь, пока не смажешь гуталином и не протрешь по верху тряпкой, чтобы письмо почётче проявилось. Тут т е х н о л о г и я (не то что политуру пить).
       *
       Он много про неё рассказывал: "... вот это, - говорил он, - священный текст. Читаешь его и чувствуешь, как оживают древние кровожадные боги, прямо жуть. А вот на этой написано, как посадить демона в бусы, - он открывает банку из-под пасты "Био-миг", а там на куче мелочи лежат свернувшись бусы, - это я специально на железо положил, от этого сей демон спит и осторожен. А чтобы его разбудить, помазать нужно кое-чем, как негры делают" - и смеётся, а чем помазать, он не говорит - лукавит.
       И, кстати, всепрощенцем он конечно не был тоже.
       Он очень возмущался обычной для России практикой стихотворного подлога, когда НАСТОЯЩИЕ слова в стихах и песнях подменяются словами-костылями, чтобы изменить истинное нравственное звучание стихов и песен, на ложное, педагогически приемлемое (например когда в флибустьерском дальнем синем море люди Флинта не "смерти гимн", а "песенки" поют). Тут терпение ему изменяло! Узнав об очередном подлоге в стихах, он приходил в неистовство. Немедленно писал в Гаагский Трибунал. Откуда, впрочем, никогда не отвечали.
       А когда однажды его призвали воевать в Афган (ведь невозможно армии без гениев - см. мультфильм "Околобаха"), стоял он на дороге и на него неслась машина и в ней сидели люди, а в автомате не было патронов. Он силой мысли их остановил, направив дуло автомата на водилу и думая "не остановится - штыком в лицо ударю и может быть успею отскочить". Водила побледнел, машина отвернула. Стрелять в него они не стали, наверно тоже не было патронов. Нет, добрым бы его я не назвал.

___________________
Чем все закончилось (или началось?)

       Мы беседовали обо всём на свете в течение немногих встреч, а после он исчез. В его квартире жили люди, вагон стоял пустой, библиотеки не было. На пустыре осталась только сиротливость, олицетворённая в сорванной обшивке вагона и валяющемся вокруг раскрошенном пенопласте.
       И пустота. Абсолютная пустота.
       *
       Мои поиски ни к чему не привели, только один из пацанов мне под большим секретом (за 100 рублей), сказал, что видел, как на свалку зашёл какой-то бомж, в вагончике сверкнуло, раздался вдруг хорал, а обратно вышел пятнадцатилетний мальчишка, который пошёл по пустырю и воздух задрожал и появился мираж – берег моря и пальмы - и сам мальчишка стал вдруг миражём и вместе с ним пропал, и бомж пропал тоже, говорят, не бомж был это, а изобретатель эликсира молодости, который раньше Бомбу изобрёл. Ну и пацан мне клялся и божился, что этот мальчик, и был тот гений, но только очень-очень молодой.
       *
       Все это показалось мне уж очень странно, и я, конечно, этому не верю, за 100 рублей ведь и не то расскажешь!
       Впрочем, никто на той помойке его и не искал, там после как-то так особенно воняло, нормальные помойки так не воняют, и это напрягало, да и кому надо было его искать? Кого? Бомжа - зачем? А гения: да кто сказал что гений?
       И что такое - гений?
       Что это, понимаешь ли, за птичка-качкалдак (болотная такая маленькая птичка), и почему должны его мы уважать? Так бы я и остался в неведении, если бы не получил таинственного воронного письма.
       *
       Случилось это так.
       Я восседал за компом, и вдаль смотрел - пред ним широко... И вдруг я обратил внимание на поведение ворон, заметил что вороны как-то странно так перелетают, как будто все время образуя буквы, я принялся читать и понял что читаю я письмо. Конечно, это было от него!
       *
       "У вас, наверно, говорят, что я нашел Элексир Молодости и сразу выпил - ты не верь. Это был Элексир Счастья. Я выпил его до дна, и выпил бы и больше (гадость редкая), но - одноразовая вещь...
       И результат: остров, пальмы, песок и солнце. Я рослый, сильный, мне 15 лет, зубами перекусываю камни.
       Я сын смотрителя маяка, но у меня тут соседи - дети, которых возят в школу под охраной (вокруг ведь столько зависти и злости у всяческих несостоявшихся людей) - настолько их родители важны. Впрочем, мне разрешено с ними водится, их родители даже приплачивают мне. Я у них вроде гувернантки. Вокруг меня такие люди, что если кто чихнет, то вас не станет - так ваша жизнь от них зависит. Для вас они - портреты из газет, а вот меня - по имени зовут.
       Искать меня не надо, мы ведь теперь из разненьких миров. Мое счастье надежно отделяет меня от вас, бессчетных и бессчастных, и отделяет так же верно, как если бы я жил в перпендикулярном мире за миллиард лет до конца света, а вам бы было до него там, в вашей жизни - рядом"
       И подпись, точно - он.
       *
       Я взялся за работу, ведь я-то эликсира счастья не нашел, я жил своим трудом, как Кролик из Кентукки. А гений тот трудиться не любил - библиотеки, золото, портвейн была его стихия. Я думал с ним покончено навеки.
       Нашел он себе Счастья, вагон и маленькую тележку, казалось - что еще?
       Но...
       Но вороны снова прилетели!
       Второе письмо похожим на первое не было.
       Это было что-то вроде песни "здесь кончается Черное море".
       *
       "Ты знаешь, оказывается я теперь действительно всего лишь тот мальчишка, которым стал, и я никто другой... и в ЭТОМ мое счастье. А он... - а он НЕСЧАСТЛИВ! Я попался.
       Я мою черепки и пытаюсь найти рецепт, которого там быть не может - рецепт такого зелья, которое отменит то, что сделал эликсир счастья.
       Но у меня есть время. А в библиотеке есть непрочитанные черепки. А есть еще библиотеки, и может это там...
       Я стану тем, кем я хочу быть. Да, счастье по заказу, думаю, возможно. Да этого не может и не быть, ведь это слишком просто и противоречит всем принципам науки сразу - значит верно. Но... но счастье мне не нужно! За жизнь привык я к боли, привык идти навстречу ветру, привык я получать удары, падать и вставать. Зачем мне Счастье? Я эликсир из любопытства выпил. Гримаса бытия - единственный на свете пузырек со счастьем выпил тот, кому его не надо... кого оно снова сделало несчастным!
       Я стал мальчишкой, но мальчишкой вместе с его болью, утратив к боли взрослую привычку, и боль моя остра как прежде в детстве!
       Но нет, я вру. Я выпил не совсем из любопытства. Я в жизни не был счастлив никогда.
       А вместо счастья я залез в чужую жизнь с ногами.
       Засим прощай. Кто куда, а я везу моих балбесов на уроки! В руках моих щипцы и я перерезаю воронный телеграф."
       И подпись, неразборчивая: "гений"
       *
       И вороны больше не прилетели.
       Наверно он исчез, он растворился в том мальчишке, кем стал он силой эликсира счастья, который так блистательно сработал, не принеся при этом никакого счастья им обоим. Да, так он обманул себя и всех.
       *
       И всё же, думаю, мы встретимся когда-то.
       Мальчишки ведь растут и вырастают.
       Это основное свойство всех мальчишек.
      
       Димитрий Лукаш.